Испанский язык

10 августа 2014, 1:11

Пару недель назад я начал учить испанский.

Толчком тому послужил цикл передач из серии «Полиглот...» с Дмитрием Петровым. Надо сказать, я давно как-то наткнулся на его передачу про английский, посмотрел 5 минут и, обплевавшись, закрыл: какой-то странный мужик (мне он напоминает актёра Александра Гуськова из старого сериала «Граница: таёжный роман»), не внущающий доверия, рассказывает какие-то банальнейшие вещи. Но теперь я прочувствовал весь кайф изучения совершенно нового языка по его методике.

Так вот, испанский невероятно крутой, простой и последовательный язык. Во всяком случае мне так кажется полсе четырёх серий его передачи.

Пожалуй, в испанском самая логичная орфография, отображающая произношение слов, а не что-то отдалённо напоминающее произношение, как во французском. Ударение в испанском падает на предпоследний слог, если слово заканчивается на n, s или любую гласную. В остальных случаях ударение падает на последний слог. Плюс, если ударение насильно перенесено куда-то не туда, то в слове обязательно ставится графическое ударение. Например: olvidar (ударение на a, по правилу) — забывать; olvido (ударение на i, по правилу) — я забываю; olvidó (ударение принудительно смещено на последний слог, стоит графическое ударение) — он забывал / она забывала.

Небольшой тупняк, правда, вызывают дифтонги, которые считаются одним звуком: в слове comisteis (вы ели) ударение падает не на e, как кажется, а на i, так как именно эта гласная считается предпоследней, а дифтонг ei (который, хотя, произносится как обычные две гласные) — последняя.

Ещё одна нелогичность — это простановка ударений там, где не может быть разночтений. Например, в слове qué (читается [ке]) некуда больше ставить ударение.

Ну и удвоенная L, произносящаяся как, внезапно, [й].

В общем, можно легко восстановить написание слово единожды его услышав.

Огромный плюс испанского в том, что в нём, по ощущениям, очень мало одинаково звучащих слов, сложно спутать одно слово с другим.

Множественное число и показатель пола тоже очень прозрачные. Большинство слов, описывающих самцов, заканчиваются на -o (hermano — брат, hijo — сын, gato — кот), а описывающих самок — на a (hermana, hija, gata), множественное число образуется добавлением -s.

Интересно, что в испанском есть зубные звуки [ð] и [θ]. Например в слове gracias (спасибо) на месте c в классическом испанском звучит [θ]. А если буква d окружена гласными, то она звучит как [ð], например в слове olvidar следует произносить [ð].

Ещё в испанском почти на различаются буквы b и v: vivir произносится как [бивир], а beber будет [бевер].

Глагол изменяется по лицам (3), числам (2) и временам (2) и того 12 форм для одного глагола. Но система спряжений тоже не очень сложная. Всего бывает 3 типа правильных глаголов, которые заканчиваются на -ar, -er и -ir. Паттерны спряжения глагола для каждого чуть отличается. Если ещё неправильные глаголы, которые спрягаются как-то неожиданно, но даже в них можно легко нащупать логику.

Пока не этом всё. Возможно с дальнейшим изучением вскроются какие-то ужасные правила-исключения, но пока что — легко.

Дизайнер на проект в вашем офисе

1 июля 2014, 10:57

С февраля этого года я фрилансю. И мне нравится это всё больше и больше. Последний раз я был безработным фрилансером в 2008 году, тогда это была незрелая, несознательная подработка. Я брался за любой проект ради денег. И я не знаю, что стало с моими дизайнами.

Теперь я понял, что качественный фриланс намного честнее постоянной работы в офисе: фрилансер знает, сколько стоит его работа и ему не интересно растягивать процесс, читать на рабочем месте блоги, резаться в Икс-бокс и кушать печеньки, общаясь на кухне с коллегами. Чем быстрее и качественнее сделана работа, тем быстрее будут получены деньги за проект и тем меньше будет правок и работ по доделке неучтённых граничных состояний интерфейсов.

Поэтому с сентября я ввожу новую услугу: при заказе дизайна под айфон или айпад я готов выехать к вам в офис, если вы считаете, что это ускорит процесс и повысит качество. Или если вам так спокойнее. Я могу быть в вашем офисе набегами (скажем, 2—3 дня в пару недель, предпочтительнее для меня) или на всё время проекта (1—2 месяца, менее предпочтительно, но раз надо, значит надо). Конечно, дизайн плюс мои выезды в офис будут стоить дороже, чем полностью удалённый дизайн. Просто знайте, что такая опция существует.

Это предложение распространяется не только на Москву, Питер и другие города России. У меня до Нового года открыт шенген, так что без проблем могу приехать на месяц—другой в Берлин, Париж или Стокгольм, чтобы помочь классной команде программистов с дизайном. Или, скажем, присоединиться на пару месяцев к разработчикам на Бали. Есть такие? Англоговорящая команда из окей.

***

Обычно я оцениваю проект целиком или какую-то его часть:
— рисую прототипы;
— считаю, сколько экранов и элементов нужно дизайнить;
— оцениваю каждую единицу дизайна и получаю финальную сумму — это стоимость моих работ как дизайнера.

По этой схеме я уже оценил и выполнил 3 проекта: первый оказался на 32% дешевле оценки, второй — на 13% дешевле, третий — на 3% дороже. То есть точность оценки почти пришла в норму.

Далее, если вы решаете, что вам интересно видеть меня в своём офисе, мы договариваемся о деталях: сколько поездок, какова их длительность, где жить и т. д. Считаем, сколько будет это стоить и добавляем к стоимости проекта.

Общая стоимость проекта = стоимость дизайна + стоимость комьюта.

Мои свежие рассекреченные работы — на Дрибле.

Чтобы заказать дизайн, пишите на почту: besyanya@yandex.ru

О природе акцента

20 мая 2014, 18:37

Я давно заметил, что у многих людей есть порог произношения иноязычных звуков, дальше которого очень сложно вырваться. То есть, начиная учить язык, все произносят звуки «по-русски»: лэт ми спик фром май харт. Затем многие выучивают правильное произношение [r], [ð] и других звуков. И лишь немногие добиваются идеального или почти идеального произношения. Причём человек может отлично владеть языком, ежедневно его использовать в повседневном устном общении, но при этом его акцент окаменевает и дальше не прогрессирует.

Я придумал простое объяснение этого феномена — колея. Представьте себе сельскую грунтовую дорогу, по которой в непогоду проехал трактор. Образовались две колеи. Затем в следующий непогожий денёк проехал грузовик, причем не по колее, а рядом, в противофазе. Дорога приобрела какой-то такой вид:

А затем по этой дороге решаете проехать вы на Фокусе. Понятно, что так или иначе вы сорвётесь и поедете по одной из колей, выбраться из которой будет очень сложно.

То же самое происходит и с произношением. Наш родной язык прокатывает в нашем сознании, в нашем слуховом восприятии, в нашем речевом аппарате множество колей — под каждый звук:

Мы привыкаем, что есть твёрдая и мягкая [т], между которыми нет других звуков. Звуки [а] и [э] чётко разделены между собой — две разные колеи. А носовых звуков вообще не бывает — там нет колеи, там поле засеянное ромашками. Эта разбитая колеями дорога даёт большое преимущество: при разговоре не нужно вспоминать, как звучит звук [ы] или [йу] — плюхаешься в колею и доезжаешь до родного села.

И вот мы начинаем учить иностранный язык и сталкиваемся, например, с английским звуком [t]. Надо как-то произнести этот звук. Мы обращаемся к своей наезженной дороге, какая колея отвечает за этот звук. И обнаруживаем, что у нас набито их две — мягкое и твёрдое [т]. Если нам не объяснили, что английский звук [t] произносится средне между нашим мягким и твёрдым [т], то мы просто выберем одну из двух борозд, которая покажется наиболее близкой по звучанию и будем произносить либо твёрдо «ту ю», либо слишком мягко «тьу ю».

Если же мы знаем, что надо произносить этот звук средне, то мы как бы попытаемся проехать по гребню между двумя колеями и рано или поздно соскочим в одну из них:

И лишь после долгой практики и усилий над собой у нас сформируется новая колея для [t]:

Та же история и с произношением a в закрытом слоге, например в слове pad. Наши колеи говорят нам: друг, там чёткий звук [э]. А кто-то слышит звук [а], хотя на самом деле это звук [æ], который можно охарактеризовать как что-то среднее между нашими [а] и [э]. Чтобы прокатать новую колею для этого звука нужно ещё больше усилий, так как помимо этого [æ] в английском есть и совпадающие с нашими звуками [ʌ] и [e]:

Носовые дифтонги [ŋ] или зубные [ð] и [θ] приходятся на гладкую часть нашей просёлочной дороги, там опасности свалиться в колею нет, но есть другая проблема. Мы знаем, как правильно произносить звуки нашего языка, и знаем, как произносят эти правильные звуки люди, болеющие простудой или с проблемами дикции. Но наш мозг умеет распознавать в «у беŋя заожеŋ ŋос» мессадж и задуманные изначально звуки. Мы стесняемся произносить звуки, которые обычно издают маленькие дети или пьяные, и мы дотягиваем их до нормальных нашему уху звуков, хотя должны прокатать под них свои колеи:

Даже те, кто хорошо говорят на английском иной раз могут вместо [θ] произнести [с], например, в слове south — колея для [θ] набита слабее, чем для [с].

Но не только звук сам по себе и его мягкость набивают колеи. Во многих языках смыслоразделительной функцией обладает долгота звука. Например, в датском guld и gule отличаются только долготой звука [u], и у датчан накатано две колеи для [у]:

Вернее даже три, у них есть гортанный толчок, который тоже меняет смысл слова (например, в слове gul):

А для нас во всех трёх случаях одна колея — [у].

Именно по этой «карте колей» мы очень быстро распознаём речь иностранца на нашем родном языке или речь соотечественника на любом иностранном языке. Прокатать новые колеи очень сложно, особенно, когда в родном языке есть похожие звуки. Гораздо легче расслабиться на дне родной колеи в лужице после дождя с лягушками, чем изо дня в день кататься на своём Фокусе по гребню.

Венгерский, часть 3

20 мая 2014, 0:19

Сегодня был урок про склонения существительных.

В венгерском 19 падежей. Помимо пяти наших (именительный, винительный, родительный, дательный, творительный), есть специальный паджи для описания цели (она пошла за меню), превращения во что-либо (я буду/стану доктором). Помимо этого два падежа местоположения (в, на) и 8 падежей движения (в, на, к, из, с чего, от чего, до чего).

Забавны два падежа состояний. С помощью одного из них переводится, например «чувствую себя как собака», «чувствую себя последней сволочью» вот это как собака и сволочью передаётся в венгерском специальным падежом. Воторой падеж будет участвовать в переводе предложения «будь человеком». То есть разница в том, что в первом случае было лишь ощущения бытия, а во втором есть реальное состояние.

На падежные суффиксы распространяется правило сингармонизма. Например, винительный падеж образуется суффиксом -et/ot в зависимости от того, гласные какого ряда использованы в корме слова. Например, книга будет könyv (ö — гласная верхнего ряда), меню — étlap (é и a — гласные нижнего ряда), поэтому надо выбирать между между высокой -et и низкой -ot. Будет könyvet и étlapot. Почти все падежи имеет по две формы суффиксов. Один из них имеет три формы, а один только одну.

Можно даже выделить небольшую логику в распределении суффиксов. Например, суффикс местонахождения в чём-то — это -ben/ban, а формы, описывающие движение во что-то, будет образовываться с помощью -be/ba, то есть просто n обрезали. Кажется, что по аналогии должны быть устроены суффиксы местоположения на и движения на, но нет. Первое будет -en/on, а второе -re/ra.

Конечно к каждому падежу можно задать вопрос. Это довольно просто, нужно взять основу ki/mi (кто/что) и добавлять к ней соответствующие падежные суффиксы: находиться в ком/чём? (см. выше суффиксы) — kiben/miben, двигать в кого/чего? — kibe/mibe. Но и тут ждёт какое-то исключение. Суффикс, описывающий движение до — это -ig и должно быть по логике miig — двигаться до чего? но это как-то не звучит, поэтому надо говорить meddig при том, что kiig — вполне себе ок (хотя само по себе двигаться до кого? — весьма маловероятный вопрос).

Слава богам, что прилагательные не надо склонять. Правда и тут подвох: только если прилагательное используется в паре с существительным. Если же прилагательное употреблено самостоятельно, без связанного существительного, то придётся склонять: — Какую ты хочешь машину? — Красненькую.

Отдельно хочу рассказать о венгерской раскладке:

Обратите внимание на 0, стоящий в начале цифрового ряда, и три буквы справа от него. Соответственно символы ()-=_+ находятся в совершенно неожиданных местах.

Итого по итогам прошлых двух уроков, чтобы свободно владеть всего одним глаголом и одним существительным придётся запомнить 37 лексем для глагола и 19 лексем для существительного.

Венгерский, часть 2

13 мая 2014, 23:53

Сегодня мы разбирали разные формы глагола.

Самое удивительно, это не две, как в русском (читай, читайте), а 6 форм повелительного наклонения для всех трёх родов и обоих чисел. Я попробую примерно перевести их смыслы:

Olvassak — я должен читать, соберись, тряпка!
Olvassál — читай.
Olvasson — ему/ей сказали читать.
Olvassunk — давайте почитаем!
Olvassatok — читайте.
Olvassanak — им сказали читать.

Это нужно помножить на два, так как глаголы в венгерском бывают именительные и винительные:

Olvassanak — им сказали читать что-то.
Olvassák — им сказали читать что-то конкретное, например, вот эту книгу.

Прошедшее и будущее время так же существует в 6×2 вариантах и того дофига:

Занимательно ещё то, что словарная форма глагола — это форма 3-го лица единственного числа, то есть «он делает». Это как бы корень глагола, на который налипляются все остальные модификаторы. Инфинитив образуется так же от это начальной формы: olvas — [он] читает, olvasni — читать.

Есть неправильные глаголы на -ik. Для их спряжения нужно сначало обрезать корень, после чего уже наращивать окончания и суффиксы: utazik — [он] путешествет, utazom — [я] путешествую.

На последок прошли числа:

1 = Egy
2 = Kettő
3 = Három
4 = Négy
5 = Öt
6 = Hat
7 = Hét
8 = Nyolc
9 = Kilenc
10 = Tíz

11 = Tizenegy
12 = Tizenkettő
13 = Tizenhárom
... Tizen...

20 = Húsz
21 = Huszonegy
... Huszon...
30 = Harminc
40 = Negyven
50 = Ötven
60 = Hatvan
70 = Hetven
80 = Nyolcvan
90 = Kilencven
100 = Száz
1000 = Ezer
1 000 000 = Millió

1982 = Ezerkilencszáznyolcvankettő

2014 = Kettőezer-tizennégy

320 213 = Háromszázhúszezer-kettőszáztizenhárom

Венгерский, часть 1

27 апреля 2014, 1:36

Сегодня я решил не тупить и начать учить языки знакомых воронежских иностранцев. Начал с венгерского, которому меня учит Арнольд — историк, уже два года живущий в России.

Венгерский язык родственен финскому и эстонскому, но большая часть лексики которого заимствована из турецкого. Наложите на эстонскую ритмику (там-тадаам-там-тадам) звучащие по-восточному слова — это и будет венгерский. Этот невероятный микс имеет и побочные эффекты: венгры не понимают совсем ни финов, ни эстонцев. Даже базовые слова, типа «да» и «нет» полностью отличаются.

Сегодня разбирали основу — алфавит, правила произношения, систему склонений глаголов по родам.

Hungarian uses the Roman alphabet in addition to some diacritics placed over some vowels. The accent mark(s) above the vowels indicate that the vowel is ‘long’ — see the pronunciation section to follow. Some conso- nants are digraphs, i.e., they consist of two letters; one consonant (dzs) is a trigraph. Although they are written with more than one letter, digraphs (and the trigraph) are each individual letters of the alphabet.

a  á b c cs d dz dzs e é f g gy h i í j k l ly m n ny o ó ö ő p (q) r s sz t ty u ú ü ű v (w) (x) (y) z zs

Забавно тут следующее:

  • все гласные бывают краткие и долгие (отличаются наличием акута);
  • что не мешает краткой и долгой форме отличаться друг от друга (а читается как [о], а вот а́ — это уже [а], другая пара е — [э] и е́ — [и]);
  • s — это [ш], а вот sz — это [с];
  • y — это мягкий знак; n читается как [н], ny — соответственно [нь], с t и ty та же история, а вот gy — это не [гь], а что-то ближе к [дь], а ly и вовсе никакое не [ль], а [й];
  • j, кстати тоже [й], причём по произношению ничем не отличающийся;
  • другие звуки алфавита: dz — [дз], dzs — [дж], zs — [ж].

Я так понял, в венгерском, из-за его большого заимствования из турецкого, присутствует эффект cингармонизма — то есть в слове стараются (хотя и не всегда) употребляться только гласные одного ряда. Например:
olvas (а — это [о], помните, да?) → olvasok — я читаю
néz → nézek — я смотрю

В венгерском нет родов. Все, и он и она и оно будет ő, при этом для неживого «оно» есть своё местоимение az.

Со слов Арнольда, венгры долго время были кочевниками а когда наконец осели, выяснили, что у них нет множества нужных в осёдлом быту слов, и заимствовали их от славянских соседей. Так например asztal [остол] — это стол.

Ударения в венгерском как такового нет. Есть долгие гласные, которые выделяются на фоне кратких. Если долгих гласных нет, то всё произносится ровно, без акцентов. Иногда, если долгих гласных нет, но есть удвоенная согласная, то ударение падает на эту согласную. Например, reggel — утро. Как ударение может не быть или как оно может падать на согласную, я до сих пор не представлю.

Самое длинное слово венгерского языка, согласно Вики — это megszentségteleníthetetlenségeskedéseitekért. Арнольд называл какое-то другое, чуть покороче, но тоже эпичное.

Забавны два следующих предложения:
A színházat építette [...] — строительство театра ведёт [...]
A színházat építtette [...] — строительство театра заказал [...]
Это два предложения с реального баннера на стройке.

У глаголов есть две разные формы настоящего: я делаю что-то с чем неважно и я делаю что-то с чем-то конкретным. Например:
Olvasok — я читаю [не важно что]
Olvasom a könyvet — я читаю книгу

Буду разбираться дальше.

О склонении числительных

24 апреля 2014, 21:29

Два раза в неделю уже на протяжении полугода я созваниваюсь по скайпу с датчанином, который учит русский. Каждый раз он спотыкается о наши ужасные числительные. Нет, сами по себе наши числительные просто верх логичности по сравнению с датскими. Но вот логика их склонения сносит голову при попытке разобраться.

1) Возьмём количественное числительное «60» и попробуем просклонять:

И.п. — шестьдесят
Р.п. — шестидясяти
Д.п. — шестидесяти
В.п. — шестьдесят
Т.п. — шестьюдесятью
П.п. — шестидесяти

Видно, что склоняется каждая часть составного числительного и «шесть», и «десят».

2) Возьмём какое-нибудь долбанутое числительное типа 200:

И.п. — двести
Р.п. — двухсот
Д.п. — двумстам
В.п. — двести
Т.п. — двумястами
П.п. — двухстах

На первый взгляд разброд и шатания: где-то появляется Х, где-то М в середине слова. Но логика такая же, как и в примере выше, каждая половина этого числительного склоняется независимо: две-сти, двух-сот, двум-стам и т. д.

3) Теперь возьмём число побольше, 1269:

И.п. — тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестьдесят (и.п.) девять (и.п.)
Р.п. — тысячи (р.п.) двухсот (р.п.) шестидесяти (р.п.) девяти (р.п.)
Д.п. — тысяче (д.п.) двумстам (д.п.) шестидесяти (д.п.) девяти (д.п.)
В.п. — тысячу (в.п. жен. род) двести (в.п. муж. род) шестьдесят (в.п. муж. род) девять (в.п. муж. род)
Т.п. — тысячей (т.п) двумястами (т.п) шестьюдесятью (т.п) девятью (т.п.)
П.п. — тысяче (п.п) двухсот (п.п) шестидесяти (п.п) девяти (п.п)

Логика всё ещё есть, правда нужно помнить о коварстве винительного падежа при работе с женским родом. А на моменте шестидесяти девяти, десяти-девяти, девяти-десяти... мозг даёт сбой.

4) Но правило игры меняется, когда количественное числительное превращается в порядковое:

И.п. — тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестьдесят (и.п.) девятый (и.п.) год
Р.п. — (около) тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестьдесят (и.п.) девятого (р.п.) года
Д.п. — (к) тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестьдесят (и.п.) девятому (д.п.) году
В.п. — тысяча (и.п) двести (и.п) шестьдесят (и.п.) девятый (в.п) год
Т.п. — тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестьдесят (и.п.) девятым (т.п.) годом
П.п. — (о) тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестьдесят (и.п.) девятом (п.п.) году

Строго говоря, порядковым числительным является только последнее число, а все остальные ведут себя как количественные и откровенно отказываются склоняться.

5) Причём, в голове надо постоянно держать это последнее число. Просклоняем «1260-й»:

И.п. — тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестидесятый (и.п.) год
Р.п. — (около) тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестидесятого (р.п.) года
Д.п. — (к) тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестидесятому (д.п.) году
В.п. — тысяча (и.п) двести (и.п) шестидесятый (в.п.) год
Т.п. — тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестидесятым (т.п.) годом
П.п. — (о) тысяча (и.п.) двести (и.п.) шестидесятом (п.п.) году

Причём, помните правило, что каждая составная часть сложного количественного числительного должна склоняться независимо (1)? Так вот, в порядковых числительных это правило тоже не действует. Более того, если числа «тысяча» и «двести» употребляются в простой именительной форме, то эта составная часть последнего числа (шести-) употреблена в родительной форме.

6) А это всё потому что: одно-, двух-, трёх-, четырёх-, пяти-, шести-, семи-, восьми-, девяти-, десяти-, одиннадцати-, двадцати-, ста-, двухсот- и т. д.

Грубо говоря, слово «шестидесятый» мало чем отличается от слова «шестиэтажный». С точки зрения языка количественное шестьдесят — это два разных слова, а шестидесятый — это сплавленное воедино новообразование, изменяющееся как единое слово.

Итак, финальная формула правильного склонения порядковых числительных:

  1. Какое число последнее?
  2. Отсекаем его, всё оставшееся используем в именительной форме.
  3. Оставшееся последнее число — оно составное?
    3.1. Если нет, то склоняем его.
    3.2. Если да, то первую часть не трогаем, вторую склоняем.

На примере 1269:

  1. Какое число последнее? — 9
  2. Отсекаем его, всё оставшееся используем в именительной форме — тысяча двести шестьдесят.
  3. Оставшееся последнее число (9) — оно составное?
    3.1. Нет — девятым, девятом и т. д.

На примере 1260:

  1. Какое число последнее? — 60
  2. Отсекаем его, всё оставшееся используем в именительной форме — тысяча двести.
  3. Оставшееся последнее число (60) — оно составное?
    3.2. Да — «шести-» не трогаем, «десятый» склоняем: шестидесятым, шестидесятом и т. д.

На примере 1000:

  1. Какое число последнее? — 1000
  2. Отсекаем его, всё оставшееся используем в именительной форме — пусто.
  3. Оставшееся последнее число (1000) — оно составное?
    3.1. Нет — тысячного, тысячном и т. д.

На примере 2000:

  1. Какое число последнее? — 2000
  2. Отсекаем его, всё оставшееся используем в именительной форме — пусто.
  3. Оставшееся последнее число (2000) — оно составное?
    3.1. Да — «двух-» не трогаем, «тысячный» склоняем: двухтысячном, двухтысячному и т. д.

Вот такой простой русский язык.

Оптические компенсации

23 апреля 2014, 21:44

Ещё немного поработаю К.О.

Позиционные компенсации

При выравнивании по направляющим нужно учитывать форму объектов и, если надо, вносить компенсации, чтобы всё выглядело ровно.

Это хорошо знали древние греки, которые свои колонны чуть расширяли в середине — чтобы с земли колонна казалась идеально ровной.

Если объект композитный, нужно выравнивать по активному элементу. Например тень надо свешивать:

Вас начнут убивать разработчики, но вы не сдавайтесь.

Цветовые компенсации

Цвет существует в окружении других цветов и взаимодействует с окружением. На этом взаимодействии построены цветовые оптические иллюзии:

Например, светлый градиент на белом фоне виден, а если его поместить на тёмный фон — градиент пропадёт (тут нужен хороший монитор, чтобы рассмотреть разницу):

Чтобы градиент не пропал, нужно увеличить контраст составляющих его цветов:

А чтобы заливка и линия выглядели одинаково, линию надо делать чуть темнее, если фон светлый, и наоборот светлее, если фон тёмный:

Иначе фон будет осветлять цвет линии и контурная иконка будет восприниматься светлее, чем сплошная заливка.

Такие дела.

Прописные истины проектирования интерфейсов

14 апреля 2014, 15:16

Часто, проектируя интрефейсы, приходится объяснять заказчикам и коллегам прописные истины, почему что-то плохо, а что-то хорошо.

Модификатор поведения

Каждый добавляемый элемент, должен влиять и изменять поведение пользователей. Если поведение пользователя никак не меняется, значит элемент бесполезен и его стоит убрать.

Наличие элемента «дата» оправдано только в том случае, если взглянув на неё пользователь изменит своё поведение, например, вспомнит, что у него давно в черновиках лежит заготовка статьи и её пора бы уже опубликовать. Если бы пользователь не увидел даты, он прошёл бы мимо, не совершив действия. Этот элемент является модификатором поведения и он нужен. Если же невозможно придумать подходящего для вашего конкретного случая кейса, в котором участвовал бы этот элемент, — в топку его, не захламляйте интерфейс.

Допустим, наличие даты оправдано, без неё поведение пользователей будет отличным от того, что мы хотим. Стоит рассмотреть составные части даты, меняет ли каждое из трёх чисел поведение или нет. Очевидно, если речь идёт о сервисе, где в черновики добавляет множество записей за день (например, автоматическое сохранение черновиков писем), то год не нужен. Вернее, год стоит показывать в качестве заголовка группы. Год, повторённый 100 раз не является модификатором поведения, пользователи просто перестанут обращать на него внимание.

Двойные двери

Этим термином я называю добавление ненужных этапов на пути совершения полезного действия. Ненужный этап — это такой этап, на котором нет разветвления поведения. Это как двойные квартирные двери в Хрущёвках — открыл железную дверь и в любом случае придётся открывать вторую деревянную. Тут нет вариантов. Нельзя постоять между дверями, попить пиво, а потом по настроению: открыть вторую дверь или закрыть первую и пойти дальше по делам.

Типичным примером двойной двери является популярный в начале 2000-х приём «Войти на сайт».

Лишние коробки

Лишняя коробка — это попытка запаковать что-то достаточно компактное. Например, есть форма. Форма большая и страшная, вы решаете, пусть она будет свёрнута и разворачивается по кнопке. Хорошее решение, весь хлам спрятан в коробке. Но потом по мере работы над интерфейсом ваша форма похудела до нескольких компактных полей или вовсе до одной-единственной текстарии. Смысл коробки, в которую упакована форма, потерялась, нужно форму показывать без сворачивания, сразу.

Приём упаковывания кишок в коробки работает хорошо, когда есть много групп кишок. Тогда можно бегло посмотреть на коробки и решить, с какими кишками хочется работать: добавить комментарий, добавить пост, расшарить друзьям — выбираем что нужно, кликаем на кнопки, получаем форму. Или например, вы не хотите делать форму комментирования в конце ленты комметариев, решаете поместить её наверх страницы. В этом случае тоже оправдано запаковывание формы под кнопку «Написать комментарий» — взгляд не будет спотыкаться каждый раз о форму.

Но если ваша форма расположена внизу страницы и за формой ничего больше нет, то сворачивание неоправданно.

Случай с бэйскэмпом отчасти оправдан — там нельзя приложить файл без коммента (что глупо, я считаю). Но разворачивание формы и загрузки формы длится адское количество секунд, сравнимое с загрузкой скайпа. Почему они не могут начать загрузку своего визивига или что там у них так тормозит сразу после прогрузки комментов и показать мне открытую форму, когда я долистал до конца страницы?

Вот твитер молодцы, всё правильно делают:

Ветвление пути

Ветвление пути — это попытка усложнить простой путь пользователя, предложив ему ненужный выбор, каждая опция которого приведёт в одно и то же место. Налево пойдёшь — коня потеряешь, направо пойдёшь — тоже коня потеряешь, прямо пойдёшь — снова коня потеряешь.

Например, заказчик вам говорит: а давай на главной странице сделаем две кнопки «Добавить А» и «Добавить Б», которые будут вести на одну и ту же страницу, просто наверху страницы будет переключалка А/Б с выбранной опцией. Так зачем запаривать пользователя делать выбор на главной, если внутри этот выбор можно всё равно подкорректировать?

  • Тут должен был быть вывод.

Заявка на дизайн: тележки в супермаркете

18 января 2014, 23:12

В Париже и Хельсинки (и, скорее всего, ещё много где в Европе) тележки в супермаркетах имеют противоугонную систему.

Суть её даже не в том, чтобы тележку не угнали, а в том, чтобы люди возвращали тележку на место, а не бросали где попало.

Система работает просто. Тележка пристёгивается к впереди стоящей за цепочку с замком. Чтобы взять тележку, надо вставить в отверстие спереди ручки монетку и замок откроется. Когда попользовался тележкой, нужно найти стопку припаркованных тележек, вставить ключ впередистоящей тележки и забрать свою монетку. Можно не париться и не возвращать тележку на место, но тогда твоя монетка (от 50 центов до 2 евро) будет платой за работу магазинного охранника.

У этой конструкции есть несколько неудобств и пара откровенных дыр в безопасности:

  1. Принцип работы непрозрачен. Когда человек подходит к тележке он видит странный свисающий ключ и отверстие для монетки, которое кажется сначала отверстием для ключа. Сам видел, как ребёнок, подошедщий к тележке пытался всунуть в монетоприёмник ключ.
  2. При парковке не видна щель куда нужно пристегнуть предыдущую тележку так как щель находится на той стороне ручки.
  3. Ничто не мешает пристегнуть свою тележку к тележке покупателя, который на секунду отошёл в соседний отдел. Злоумышленнику профита от этого нет, а вот жертве придётся ездить с двумя тележками.
  4. Ничто не мешает вовсе воткнуть свой собственный ключ себе же (по типу Уробороса) и забрать монетку. Скорее всего проблема надумана и длина цепочки этого не позволяет.

Заявка на дизайн: как изменить конструкцию замка, чтобы избавиться от всех вышеописанных проблем и не увеличить стоимость. Возможно проблема возврата тележки имеет железобетонное нехардверное решение?

Я придумал улучшение, но оно сильно усложнит конструкцию. Принимаю ответы до следующей субботы и публикую лучшее предложение.

Ctrl +  Ранее